error
Регистрация

Саратов. Свято-Троицкий (Старый) собор

 
 
Саратов. Свято-Троицкий (Старый) собор - Алексей Шаповалов Стерх
Саратов. Свято-Троицкий (Старый) собор
Теги:  алексей шаповалов стерх, архитектура, вера, город, красота, купола, паломничество, памятник архитектуры, православие, саратов, саратов православный, саратовская епархия, свято-троицкий (старый) собор в саратове, соборы, храм, храмы, христианство
Посмотреть все >
Другие фотографии автора:
Воронеж. Бывшее частное семиклассное училище В.М.Чернозубовой. Поликлиника № 2 :: Алексей Шаповалов Стерх
Нижний Новгород. Там где Ока обнимается с Волгой рекой :: Алексей Шаповалов Стерх
Воронеж. Великая Пятница в Петропавловском храме. Отец Николай :: Алексей Шаповалов Стерх
Самоходный грейдер Volvo G720B :: Алексей Шаповалов Стерх
Моршанский район. Село Карели. Крестовоздвиженский храм :: Алексей Шаповалов Стерх
Смоленск. Успенский Кафедральный собор :: Алексей Шаповалов Стерх
Псков. Дом И.А.Козловского :: Алексей Шаповалов Стерх
Смоленск. Жилой дом с магазинами. Улица Большая Советская (Благовещенская), 24 :: Алексей Шаповалов Стерх
 
Другие фотографии на ФотоКто:  ←  Папа мама...   |   Орхидея  →
Автор:
Рубрика:
Добавлена:
 
Комментарии:
Алексей Шаповалов Стерх
Алексей Шаповалов Стерх
Саратов был основан как сторожевая крепость в 1590 году московскими стрельцами. От своего основания до учреждения в 1799 году Саратовско-Пензенской епархии город в церков­ном отношении подчинялся астраханским архиереям.
Первая деревянная Троицкая церковь, стоявшая на месте собора, была возведена по благо­словению епископа астраханского Парфения в 1674-1675 годах. Храм был возведён в течение очень короткого времени на центральной и единственной площади Саратова.
Десять лет спустя, в 1684 году, Троицкая церковь сгорела дотла в огне очередного сара­товского пожара. Оставшийся без прихода протопоп Игнатий Данилов с братией бил челом митрополиту Астраханскому и Терскому Савватию, прося благословить его и «разных чинов» обитателей Саратова приготовлять всё, что было необходимо для построения собора, а потом начать и самое построение храма «на прежнем месте» и «в тоже наименование».
Переписка с астраханским архиерейским домом продолжалась в течение пяти лет. Только в июне 1689 года митрополит Савватий выслал в Саратов требуемый документ. При этом гра­мота архиерея не только разрешала начать строительство, но и указывала некоторые конструктивные особенности будущего храма. После этого строительство храма пошло до­статочно быстро. Построение собора было делом чести для немногочисленных жителей горо­да. Храм возводился всем миром, и за исключением работ, которые выполнялись специа­листами, всё остальное делалось городскими обывателями.
Уже в 1694 году он был готов к освящению и в октябре 1695 года был освидетельствован присланным из Астрахани архимандритом Иосифом. В акте освидетельствования называлось имя первого настоятеля новопостроенного храма- протопопа Григория Спиридонова. Здесь же указывалось, что храм был крыт «лубьём да драньём», то есть имел деревянную кровлю и что «у тои же церкви колокольня на столбах, большой колокол 33 пуда, два колокола по осми пуд, да колокол три пуда, да два колокола пять пуд».
Видимо, тогда же, в октябре 1695 года, сразу же после освидетельствования тем же архи­мандритом Иосифом с братией были освящены оба храма новопостроенного собора- верхний во имя Святой Троицы, а нижний в честь Успения Божией Матери.
В «акте приемки» собора, составленном архимандритом Иосифом, отмечена находящаяся в трапезной нижнего храма «печь обращатая»- вероятно голландская печь, покрытая изразца­ми. Для провинциального храма конца 17 столетия это было новшество, поскольку средневе­ковые русские храмы из-за боязни пожаров никогда не оснащались печами. В ыерхней церкви собора печи появились только в конце 19 века. Возможно, тёплая нижняя трапезная была местом, где богослужения совершались в зимнее время, в то время как летом служьа шла в неотапливаемой части храма.
Духовенство Троицкого собора сразу же после его постройки оказалось в трудном положе­нии. Прниход был малочисленный, как и весь новопостроенный город. Поэтому на следую­щий год после освящения храма его настоятель протопоп Игнатий Донилов обратился к госу­дарю Петру Великому с челобитной, в которой ходатайствовал о пожертвовании духоаенству земельного участка по речкам Чардыму и Сокору в количестве 115 десятин. Государь чело­битную принял благосклонно и повелел саратовскому воеводе Андрею Григорьевичу Ляпу­нову просимый участок «к церкви дать», о чём Ляпунову и была послана Государева грамота от 5 апреля того же 1696 года.
Троицкий собор является характерным памятником исторически первого большого худо­жественного стиля, появившегося в России,- московского барокко. Это храм корабельного типа: полукруглый, с алтарной апсидой, он символически означает Церковь- ковчег спасения. Центральная часть храма- часто встречающаяся в архитектуре форма, которая называется «восьмерик на четверике». Восьмерик, устремлённый в небо, словно ведёт за собой весьма статичный четверик. Богатство и пластичность форм как бы нарастают с высотой. Тонкие ко­лонки по углам, рёбра граней верхних архитектурных объёмов, городки под карнизом, золо­тая луковица главы и золоченые подзоры образуют наряд, который заставляет воспринимать этот памятник как выражение радости, ликования. Этому способствует декоративность, со­здаваемая торжественно-пышными наличниками окон и затейливыми завершениями состав­ляющтх их элементов. Всё это декоративное богатство создаёт неповторимый праздничный образ здания.
Этот стиль возникает в московской архитектуре в середине 17 столетия. Постройки, со­зданные на деньги приближенных к царскому престолу бояр, дали этому стилю название «го­лицынского» или «нарышкинского». Московское барокко отличают жизнерадостность и уме­ренность, которая защищает его от излишней патетичности западных образцов этого стиля.
Троицкий собор- единственный сохранившийся храм Саратовской епархии, построенный в стиле московского барокко. Возможно, что это вообще единственный представитель этого ар­хитектурного стиля в Саратовском крае, ведь в эпоху, когда этот стиль оставался актуальным, в маленьких городах России, не говоря уже о сёлах, строились по преимуществу деревянные церкви.
20 мая 1712 года произошёл один из самых страшных пожаров в истории Саратова. Город выгорел весь без остатка. Троицкий собор после пожара выглядел ужасающе. Деревянные пристройки, оконные переплёты, двери, иконы, облачение, утварь- всё погибло в огне. На пе­пелище остался только покрытый сажей каменный остов храма.
В хлде ремонта собора были значительно удлинены трапезные на верхнем и нижнем эта­жах. Оба храма, таким образом, имеют по две трапезных, соединённых друг с другом арками. Сверху была устроена открытая галерея, в это же время была построена соборная колоколь­ня. Как отмечает В.П.Соколов, «кроме прямого своего назначения- служить местом для под­вешивания колоколов, колокольня соборная могла иметь и другое, чисто стратегическое на­значение- служить пунктом для наблюдений за движением неприятелей, что в то время было крайне необходимо, так как неприятели (кубанские и крымские татары) даже в 1717 году подступали к Саратову и разоряли его предместья». Здание колокольни, представляющее со­бой традиционный восьмерик на четверике, увенчанный восьмигранным шатром, вначале стояло совершенно отдельно и только во время ремонта 1837 года было соединено с храмом. Изящество и лёгкость колокольне Троицкого собора придают окна в форме равноконечного креста с закруглениями на концах. К середине 18 столетия на колокольне появились куранты.
Вероятнее всего, эта перестройка собора продолжалась до 1722-1723 годов. Сохранилось предание о том, что во время своего второго посещения Саратова император Пётр Первый вс­ходил на леса, окружавшие Троицкий собор.
Известно, что Пётр Первый прибыл в Саратов вместе с императрицей Екатериной 10 июня 1722 года. В Троицком соборе для отправлявшегося в Персидский поход царя был отслужен напутственный молебен.
Во второй половине 18 века Саратов неоднократно страдал от опустошительных пожаров. После пожара в мае 1774 года богослужения в Троицком соборе совершались только в ниж­ней церкви вплоть до 1781 года. К этому времени для отремонтированной верхней церкви мастером Авраамом Степановичем Добрыниным, крепостным крестьянином села Холуй Вла­димирской губернии, был изготовлен новый иконостас. Кроме этого, мастер по договору с настоятелем собора протопопом Георгием Ивановым написал два храмовых образа: Троицы и Успения, «мерою в аршин».
Летом 1774 года Саратов пережил нашествие Пугачёва. Как писал саратовский краевед А.Ф. Леопольдов, заставший старожилов, помнивших явление самозванца, «5 августа Пу­гачёв подошёл к Саратову и остановился вёрстах в трёх от города. Шайка его состояла из 300 яицких казаков, 150 донских, около 10000 калмыков, башкирцев, ясачных татар, господских крестьян, холопов и всякой сволочи. Пушек у них было тринадцать... Страх и трепет объял дителей Саратова. Многие скрылись заранее в лесах, ущелиях и на островах Волги, не жалее домов и имуществ, но многие, уговоренные храбрыми сынами отечества, остались в городе и положились на волю Божию...».
Первоначальный вид собора значительно изменился на рубеже 18-19 столетий. К этому времени стало очевидным, что его стены нуждаются в укреплении. В 1786 году в стенах со­бора были обнаружены сквозные трещины. 3 апреля 1786 года губернатору П.С. Потёмкину была прислана архиерейская грамота, предписавшая разборку Троицкого собора и строитель­ство на го месте нового храма.
Саратовцы, успевшие полюбить собор, не торопились с исполнением архиерейского указа. Трещины вроде бы перестали раширяться, и службы в аварийном храме продолжались до 1795 года. 1 мая 1795 года настоятель собора протоиерей Михаил Нилов получил указ из Астраханской Консистории о прекращении богослужений и немедленном начале работ по укреплению храма.
Троицкий собор был запечатан 5 июня 1795 года и оставался закрытым до 1800 года. Затем богослужения возобновились, но в мае 1811 года были снова прекращены. Впрочем, и в это время в нем совершались разовые богослужения на Троицу и на Успение, а так же во время приезда из Астрахани или Пензы правящих архиереев.
За трещинами в соборе наблюдал специально приставленный комитет из почётных прихо­жан. В него входили управляющий Саратовской соляной конторой М.А.Устинов и купцы Г.Я. Волков и И.М.Пулькин. Трещины не расширялись. Считая здание достаточно прочным. М.А. Устинов, живший по-соседству с собором (ныне в его особняке — Областной Краеведческий музей), на собственные деньги подвел под стены, начиная от фундамента, контрфорсы. Для того, чтобы здание не казалось уродливым, над ними была построена крытая галерея, завер­шенная в западной части мощной двуэтажной папертью, увенчанной треугольным фронто­ном. Вероятно, в это время, «луб и драньё» на крыше собора были заменены кровельным же­лезом.
Вскоре после учреждения Саратовского наместничества (1780 года) выяснилось, что на его территории находились приходские церкви, принадлежавшие, по меньшей мере, 7 епархиям: Астраханской, Тамбовской, Казанской, Воронежской, Владимирской, Нижегородской, Рязан­ской. Безпорядок в церковной администрации был устранен Высочайшем указом от 16 октя­бря 1799 года об учреждении Саратовской и Пензенской епархии.
В конце 1799 года Троицкий собор встречал первого архиерея новоучрежденной епархии Преосвященного Гаия (Такаова), епископа Саратовского и Пензенского. В Саратове он надол­го не задержался, но произвел на саратовское духовенство самое благоприятное впечатление. Расположившись в Спасо-Преображенском монастыре, Гаий нашел его совершенно не при­годным для жительства. Никакой другой подходящей для архиерея резиденции в постоянно сгоравшем и потому малоблагоустроенном Саратове не нашлось и Преосвященный Гаий перебрался в другой свой кафедральный город — Пензу.
В Саратов он приезжал довольно часто и оказался запертым в этом городе во время чумы с конца 1807 года до апреля 1808 года. Об этой эпидемии подробно рассказывает в своём днев­нике настоятель Троицкого собора протоиерей Николай Герасимович Скопин6 «По городу хо­дили слухи, что чума выдумана саратовской администрацией с целью показать свою распоря­дительность и отличиться таким путём перед высшим начальством». Слухи эти дошли до Пе­тербурга, откуда для выяснения степени распространения болезни был командирован сенатор Осип Пертович Козодавлев. Впрочем, его борьба с распространением гипотетической чумы ограничилась присутствием в городе, который совсем не походил на зачумлённый. «Сенатор жил да пировал. Если что было хорошего в нём, так это усердие к церкви. Ибо всегда хажи­вал к обедне преждеосвященной и златоустовой...»
Усердный к церкви О.П.Козодавлев обратил внимание на вопиющую бедность облачений соборного духовенства. Он обратился к императору с прошением об обновлении ризницы. На радостях по случаю прекращения чумы от щедрот Александра Павловича в Саратов была до­ставлена новая ризница. Протоиерей Николай Скопин замечает в своём дневнике: «17 числа (января 1809 года) было великое торжество в Саратове, ибо было освящение ризницы, все­милостивейше пожалованной от Государя Императора Александра Павловича в Саратовский Троицкий собор... Сия ризница наделала шуму в городе, ибо столь счастливого происшествия он от бытия своего не видел...»
Впоследствии эта ризница была передана в новый Кафедральный собор во имя святого благоверного князя Александра Невского. Но и здесь, как и в Троицком соборе, ею пользова­лись только в торжественных случаях и всегда- в неделю Крестопоклонную и накануне и в день Воздвижения Креста Господня.
К началу 19 столетия стало ясно, что укреплённый контрфорсами Троицкий собор пере­стал расходиться. Для возобновления богослужений нужно было получить официальное за­ключение. Министр внутренних дел О.П.Козодавлев поручил Строительному комитету Де­партамента государственного хозяйства и публичных зданий провести экспертизу храма. 9 февраля 1813 года в Саратов прибыли архитектор Вильгельм Фохт с помощником Иваном Колодиным.
После внимательного осмотра собора Фохт и Колодин сделали вывод, что основной причи­ной аварийного состояния собора являются пережитые храмом пожары. С выводами Фохта и Колодина не согласился старший член комитета Луиз Руска, который заметил, что причина образования трещин состояла в выемке стен под восьмериком.
Предложения Фохта и Руска были прямо противоположными. Фохт предлагал подкрепить собор внутренними пристройками сводов и стен. Руска считал, что собор и без поправки не развалится, однако, чтобы отвратить всякое сомнение в его прочности, находил нужным для этого только снять каменные купола с собора и колокольни и заменить их, для облегчения здания, деревянными.
Не зная, как примирить мнения двух уважаемых специалистов, О.П.Козодавлев предложил саратовскому губернатору А.Д.Панчулидзеву решить вопрос на месте с учётом мнений сара­товсого губернского архитектора В.И.Суранова и присланного из Тамбова архитектора Н.В.Урюпина. На месте вопрос был решён с провинциальной простотой. В рапорте, подан­ном губернатору 29 апреля 1814 года, Суранов и Урюпин предлагали ограничиться простой заделкой трещин новой кирпичной кладкой.
В августе, через три месяца после заделки стен, архитекторы доложили Панчулидзеву, что новых трещин нет и собор стоит совершенно безопасно. 12 сентября 1814 года правящий ар­хиерей епархии епископ Пензенский и Саратовский Афанасий (Корчанов) дал благословение на возобновление богослужений в Троицком соборе. К этому времени в нижней и верхней церквах на средства М.А.Устинова были сделаны новые богатые иконостасы.
28 марта 1826 года был освящён новый Кафедральный собор во имя святого благоверного князя Алексагдра Невского. Троицкий собор превратился в обычную приходскую церковь.
В 1836 году в нижнем Успенском храме на средства купца Филиппа Яковлевича Пулькина был устроен правый придел во имя трёх святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В 1837 году в том же нижнем храме иждивением того же Ф.Я.Пулькина был устроен левый придел во имя апостола Иакова Алфеева, брата Господня, и преподобно­мученицы Евдокии. Эти приделы находились в новой трапезной по обеим сторонам арки, отделявшей её от старой. Оба придела были крошечными. В иконостасе правого была, кроме царских врат, одна северная дверь. В левом придельном иконостасе боковых дверей не было вообще. Эти приделы были разобраны при закрытии храма и впоследствии не возобновля­лись.
В 1860 году Троицкий собор обзавёлся новыми иконостасами. Иконы были написаны жи­вописцем Фёдором Илларионовичем Солониным, творчество которого пришлось по вкусу правящему епископу Преосвященному Афанасию (Дроздову). «Кисть Солонина» консисто­рия рекомендовала для всех храмов епархии, так как Солонин «в изображении ликов не ико­нах держался древнего греческого стиля, избегая крайностей и раскольнической уродливо­сти, и языческой подражательности природе» (Указ Саратовской Духовной консистории от 29 февраля 1856 года №1020).
21 июля 1863 года Саратов посетил наследник всероссийского престола цесаревич и вели­кий князь Николай Александрович (не ставший императором из-за своей преждевременной кончины). Он молился за Литургией в Троицком соборе, после которой благоговейно прило­жился к чудотворному образу Спаса Нерукотворного.
Начало нового века ознаменовалось для Троицкого собора новым большим ремонтом. Он был начат по инициативе викарного епископа Саратовской епархии священномцченика Гер­могена (Долганева). Имея титул епископа Вольского, Преосвященный Гермоген проживал в Спасо-Преображенском монастыре и очень любтл служить в Старом соборе. 13 февраля 1903 года по благословению преосвященного Гермогена, ставшего вскоре правящим архиереем Саратовской епархии, был организован сосбый Строительный комитет по ремонту и благоукрашению Троицкого (Старого) собора. Его председателем стал вице-губернатор, действительный статский советник Всеволод Николаевич Азанчеев-Азанчевский, товарищем председателя- настоятель собора протоиерей Геннадий Иванович Махровский.
Комитет составил план ремонтных и реставрационных работ, выполнить которые в полной мере не удалось,- этому помешала революция 1917 года. Предсоборная площадь надолго ста­ла местом революционных и антирелигиозных митингов, хулиганских выходок и акций раз­нообразных организаций, в том числе скандально известного в Саратове в начале 1920-х го­дов общества «долой стыд!».
Октябрьский переворот в Саратовской губернии был встречен с неодобрением. Начались аресты духовенства и мирян. 30 сентября 1919 года был расстрелян настоятель Свято-Троиц­кого собора протоиерей Геннадий Махровский вместе со священником Крестовоздвиженской церкви Олимпом Диаконовым. 10 октября 1919 года в Саратове были расстреляны епископ Вольский Герман (Косолапов), исполнявший во время пребывания епископа Досифея на По­местном Соборе обязанности правящего архиерея, настоятель Серафимовской церкви Сара­това иерей Михаил Павлович Платонов, личный секретарь епископа Гермогена протоиерей Андрей Васильевич Шанский.
В начале 1930-х годов были закрыты все саратовские храмы, большинство из них было разрушено. В 1934 году был закрыт и Троицкий собор: в нём разместилось хранилище крае­ведческого музея. Ему тоже грозило разрушение, но на защиту храма встали не только его прихожане, но и научная и культурная общественность города. Самыми усердными защитни­ками Троицкого собора стали учёные Саратовского университета, сотрудники краеведческого и художественного музеев. Среди них- известный исследователь искусства Золотой Орды, за­мечательный саратовский учёный Кира Николаевна Папа-Афаносопуло. Собор удалось от­стоять. Он был недействующим всего восемь лет: война заставила власти изменить своё от­ношение к Церкви.
Восстановление епархиального управления в Саратове произошло во время Великой Отечественной войны после назначения на Саратовскую кафедру епископа Андрея (Комаро­ва), служившего когда-то в Саратове приходским священником. Епископ Андрей добился воз­обновления церковной жизни в Саратове, насмотря на неимоверные трудности: страх непре­кращающихся репрессий, отсутствие духовенства, каких-либо материальных средств...
8 октября 1942 года в Троицком соборе были возобновлены регулярные богослужения. На­стоятелем храма стал иеромонах Борис (Вик), ставший впоследствии правящим архиереем Саратовской епархии. Храм сильно пострадал от невежества захвативших его безбожников: была расхищена ризница уничтожены иконы и книги, разломаны иконостасы. Однако молит­ва в оскудевшем храме была искренней и горячей.
В военные и первые послевоенные годы Троицкий собор был переполнен. Сюда приходи­ли тысячи людей, среди которых заметное место занимали представители саратовской интел­лигенции. Иподиаконами епископов Андрея (Комарова), Григория (Чукова), Паисия (Образ­цова), Бориса (Вика) многие годы были юные Дима Ленской (впоследствии доцент механико-математического факультета СГУ) и Кир Юдин (впоследствии заведующий кафедрой анато­мии Саратовского мединститута). С 1948 года до самой своей смерти в 1989 году усердным прихожанином собора был математик с мировой известностью, заведующий кафедрой алге­бры и теории чисел СГУ профессор Николай Григорьевич Чудаков.
Восстановление внутреннего убранства храма заняло десятилетия. Население после войны оставалось крайне бедным. Власти, контролировавшие деятельность духовенства, беззастен­чиво изымали средства, пополняя ими так называемый «Фонд мира».
В апреле 1948 года Саратовсой епархии была возврещена Духосошественская церковь. Она была значительно вместительнее Троицкого собора; архиерейские богослужения, которые привлекали множество народа, удобнее было совершать в ней. 21 апреля 1948 года епископ Саратовский и Вольский Борис (Вик) перенёс кафедру в Духосошественский собор.. В Троицкий собор она вернулась только в 1960-е годы.
22 июня 1949 года Троицкий собор посетил Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий первый, путешествовавший по Волге. Святейший Патриарх осмотрел храм и благо­словил произвести реставрацию фресок. Настоятельсобора протоиерей Иоанн Цветков при­влёк к реставрации артель иконописцев из села Палех. Росписи были сделаны в обоих хра­мах Троицкого собора. Они отличаются характерной для палехской школы нарядностью, лёг­костью рисунка, утонченной проработкой деталей, радостной гармонией цвета.
В 1959-1954 годы известным художником-палешанином П.Л.Париловым были написаны также сорок икон, составивших иконостас верхнего Троицкого храма.
До конца 1980-х годов Свято-Троицкий собор был одним из дыух действующих сара­товских храмов. До 2001 года он имел статус кафедрального. Его очень любили саратовские архиереи. Митрополит Вениамин (Федченков) после вечерней службы в воскресенье часто беседовал здесь с народом. Епископ Вениамин (Милов) писал, что он особенно любит бого­служение в Свято-Троицком соборе. Архиепископ Пимен (Хмелевской) всегда говорил с осо­бенной любовью: «У нас в соборе». Здесь в ограде храма Владыка Пимен и был погребён в 1993 году. Год спустя рядом с ним похоронили епископа Нектария (Коробова).
Летом 1993 года Саратовскую епархию посетил Святейший Патриаох Московский и Всея Руси Алексий Второй. 22 июня 1993 года, впервые за четырёхсотлетнюю историю Саратова, Божественную Литургию в Троицком соборе совершил Предстоятель Русской Православной церкви...
(продолжение следует)

Свято-Троицкий собор Саратова. Текст: священник Михаил Воробьёв.
26.04.2015 - 23:29:40
 
Tatiana Markova
Tatiana Markova
Ах, как красота небесная!Спасибо за содержательное описание!!!
26.04.2015 - 23:56:20
 
Алексей Шаповалов Стерх
Алексей Шаповалов Стерх
Татьяна, благодарю вас за внимание.
27.04.2015 - 07:01:54
 
Просмотры: 2912
Понравилось:
Alexandr Engels
Людмила
Людмила
Геннадий Александрович
Наталья Усенко
Дмитрий Рутковский
Oleg4618 Шутченко
sergej-smv
Игорь Сикорский
Мила Бовкун
Galina
laana laadas
Святец Вячеслав
Petr Popov
Наталия Тугаринова
Vadim WadimS67
Татьяна Исаева-Каштанова
Александр Селезнев
 
Добавили в избранное:
Геннадий Александрович
Tatiana Markova
Сергей Исаенко
 
Сообщить о нарушении