error
Регистрация

Иван Бианки. Фотографии Санкт-Петербурга и Москвы 1850-1870-х. Фотобиеннале 2014

Во второй половине XIX века искусство фотографии привлекало все новых и новых последователей среди художников, покоряя возможностью раскрыть свой талант в абсолютно новой профессии, пользуясь совершенно новыми средствами выражения. Многие фотографы видели свое предназначение в просвещении публики - вооружившись первыми фотокамерами, они отправлялись в экспедиции по Европе, Африке и Востоку, фиксируя великие произведения искусства прошлых веков и достопримечательности столиц. Иван Бианки поставил перед собой задачу познакомить современников с художественными сокровищами молодой столицы Российской Империи.

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Пантелеймоновский мост, 1822-1824. Проект инженеров Вильгельма фон Треттера и Василия Христиановича. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Пантелеймоновский мост, 1822-1824. Проект инженеров Вильгельма фон Треттера и Василия Христиановича. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

В 1852 году, вооружившись новейшими технологиями: калотипией (тальботипия, дагерротипия на бумаге) и мокроколлодионным способом по методу Арчера, Бианки прибыл в николаевский Петербург, поразивший фотографа целостностью архитектурной среды, а также смелостью замыслов, воплощенных лучшими архитекторами Европы.

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Часовня Святителя Николая Чудотворца на Благовещенском мосту, 1854. Не сохранилась. Архитектор Андрей Штакеншнейдер. Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Часовня Святителя Николая Чудотворца на Благовещенском мосту, 1854. Не сохранилась. Архитектор Андрей Штакеншнейдер. Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

Систематические съемки Петербурга и его окрестностей началась в 1853 году. Словно предчувствуя грядущие изменения облика города, Бианки с необычайной скрупулезностью фотографировал площади, набережные, дворцы, храмы, мосты —  все, что его мнению позволяло передать  атмосферу этого города. Фотографировал, тщательно выбирая точки съемки, ракурсы, освещение, стремясь максимально выявить ансамблевый характер окружающего пространства, особенности климата, оригинальность архитектурных решений. На его снимках 1853 года можно увидеть Петропавловскую крепость с еще деревянным шпилем собора, Адмиралтейство с «онегинским бульваром», Дворцовую, Адмиралтейскую и Сенатскую площади, непривычный, без расположенных по углам ангелов Исаакий и Казанский собор, монумент Петру I и Александровская колонна — более 60 сюжетов за первый год работы.

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Дворцовая площадь с Александровской колонной, 1834. Архитектор Огюст Монферран. Вид на Адмиралтейство, 1806-1823. Архитектор Андреян Захаров. Альбуминовая печать, без даты. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Дворцовая площадь с Александровской колонной, 1834. Архитектор Огюст Монферран. Вид на Адмиралтейство, 1806-1823. Архитектор Андреян Захаров. Альбуминовая печать, без даты. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

При Александре II, Российская Империя вступила на путь экономических, политических и социальных реформ, что не могло не сказаться на всех сферах жизни того времени; в Петербурге практически прекратилось государственное регулирование строительства, постепенно он приобретал все новые и новые черты, свойственные городу индустриальной эпохи. В соответствии с новыми тенденциями в архитектуре изменилась и фотографическая деятельность Бианки.

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Дворцовая площадь с Александровской колонной, 1834. Архитектор Огюст Монферран. Вид через триумфальную арку Генерального штаба, 1819-1929. Архитектор Карл Росси. Альбуминовая печать, без даты. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Дворцовая площадь с Александровской колонной, 1834. Архитектор Огюст Монферран. Вид через триумфальную арку Генерального штаба, 1819-1929. Архитектор Карл Росси. Альбуминовая печать, без даты. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan

Мастер был лично знаком со многими ведущими архитекторами-реформаторами и находился в самой гуще событий, с одной стороны, отвечая возросшему интересу российской общественности к архитектуре как выразительнице духа времени, с другой стороны удовлетворяя любопытство европейцев, интересовавшихся происходившими в Петербурге и Москве переменами. Прекрасно разбираясь в пластических особенностях стилевого решения фасадов, в тонкостях конструктивных решений —  сказались годы обучения Бианки в «Художественном классе» (позже преобразованном в Московское училище живописи, ваяния и зодчества) — фотограф без устали снимал бесчисленные здания самых разнообразных функциональных назначений и стилей. На его фотографиях — обновляющиеся царские резиденции, особняки и дачи петербургской знати, Красная площадь и дом Пашкова в Москве, храмы и часовни, в интересующем европейских мастеров «национальном стиле». Он снимал гостиницы и учебные заведения, железнодорожные вокзалы, банки, доходные дома. Он запечатлел творения ведущих петербургских зодчих-современников  А. К. Кавоса, О. Монферрана, А. И. Штакеншнейдера, А. И. Кракау, Н. Л. Бенуа, И. А. Монигетти, Г. Э. Боссе, Д. И. Гримма, В. А. Шретера и многих других. 

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Вид с Петербургской набережной. Мраморный дворец, 1768-1785. Архитектор Антонио Ринальди. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Вид с Петербургской набережной. Мраморный дворец, 1768-1785. Архитектор Антонио Ринальди. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

Пользовавшемуся более чем скромным по сегодняшним меркам фотографическим арсеналом, мастеру попутно приходилось решать многочисленные проблемы чисто технического свойства, невольно разрабатывая на практике основные приемы архитектурной фотосъемки, ставшие образцом и заложившие фундамент практики фотографирования архитектурных объектов. В поиске верных решений фотограф вынужден был опираться не только на художественное чутье, знание особенностей того или иного стиля, но и основательно разбираться в законах оптики. Для сохранения впечатления от объемности архитектурного объекта на двумерной плоскости листа фотографу требовался куда более тщательный, чем живописцу, выбор точек съемки, ракурса, характера освещения и т. д. 

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Адмиралтейская набережная На первом плане - вазы Петровской пристани, виднеется лев Дворцовой пристани. Вдалеке - временная конструкция "Иордан". Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Адмиралтейская набережная На первом плане - вазы Петровской пристани, виднеется лев Дворцовой пристани. Вдалеке - временная конструкция "Иордан". Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

Способность Ивана Бианки совместить в одном кадре максимум информации, создав сложный и цельный образ, ярче всего выражена на снимках, которые можно обозначить словом «фоторепортаж». Фотографы XIX века были не в состоянии зафиксировать быстротечность и изменчивость происходивших событий — слишком  мала была светочувствительность пластинок; понимая это, еще до начала церемоний лучшие из мастеров, с особой тщательностью выбирали именно ту позицию, именно тот момент, который с максимальной выразительностью мог рассказать о происходившем. 

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Стрелка Васильевского острова с Ростральной колонной, 1805-1810. Архитектор Тома де Томон, скульптор Самсон Суханов. Вид на Зимний дворец и Адмиралтейство. Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Стрелка Васильевского острова с Ростральной колонной, 1805-1810. Архитектор Тома де Томон, скульптор Самсон Суханов. Вид на Зимний дворец и Адмиралтейство. Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

Самый ранний из известных сегодня фоторепортаж Бианки относится к 1852 году. Тогда, находясь в Париже, он стал свидетелем большого армейского праздника на Марсовом Поле. Этот снимок, как и другая парижская фотография того же года с изображением церкви Св. Евстахия и расположенным у ее подножия древним городским рынком - одна из первых попыток репортажной съемки в истории мировой фотографии.

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Московские Триумфальные ворота, 1834—1838. Проект Василия Стасова. Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Московские Триумфальные ворота, 1834—1838. Проект Василия Стасова. Альбуминовая печать, 1854. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

В январе 1854 года Бианки открыл свой второй петербургский сезон съемкой одного из самых ярких ежегодных праздников — крещенского водосвятия на Неве. Проживший в столице чуть более года, малознакомый с местными нравами, Бианки мерз со своей переносной лабораторией среди городских зевак, не имея возможности выбрать оптимальную точку съемки, для этого у него не было еще ни авторитета, ни нужных знакомств. Привычный для нас образ репортера XX века, снующего с камерой среди участников мероприятия, радикально отличается от образа фоторепортера XIX века. Несмотря на то, что со временем химико-физические свойства эмульсионных слоев были значительно улучшены, успех работы фотографа на открытом воздухе во многом определялся верным выбором точки съемки. Уже в следующем, 1855 году Бианки сделал великолепный снимок церемонии похорон императора Николая I. Один-единственный снимок донес до нас исчерпывающую информацию о похоронной процессии. В кадре и застывшая во всю длину пролетов Благовещенского моста шеренга солдат, отдающих последние почести императору, и торжественно проплывающий над скованной льдом Невой катафалк, и запрудившая набережную толпа замерших в молчании горожан. На дошедших до нас фотографиях Бианки были и другие церемонии государственного масштаба: открытие памятников Николаю I, Екатерине II и торжеств по случаю 200-летнего юбилея Петра I. 

Иван Бианки. Павильон Турецкая баня (1850-1852, архитектор Ипполит Монигетти) и Чесменская колонна (1774–1778, архитектор Антонио Ринальди) в Екатерининском парке Царского села. Альбуминовая печать, 1852. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Павильон Турецкая баня (1850-1852, архитектор Ипполит Монигетти) и Чесменская колонна (1774–1778, архитектор Антонио Ринальди) в Екатерининском парке Царского села. Альбуминовая печать, 1852. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

К другому обширному блоку наследия Бианки принадлежат съемки внутренних видов петербургских дворцов и особняков, одна из первых - серия снимков парадного двора в доме О. Монферрана, выполненная в 1853 году. Архитектор О. Монферран был страстным коллекционером и превратил свой дом на набережной реки Мойки в настоящий музей, разместив в нем сокровища древнего и нового искусства. Кроме того, Бианки запечатлел помещения для именитых гостей в здании Большого Эрмитажа и пышные интерьеры Мариинского театра, выполненные А. Кавосом и Н. Л. Бенуа; знаменитые «палаты» Строганова и дворец Белосельских-Белозерских на Невском проспекте; апартаменты Шереметевского дворца (Фонтанного дома), интерьеры особняков П. С. Строганова, Голицыных,  Скобелевых… Можно утверждать, что именно Бианки распахнул двери домов именитых людей Петербурга, впустив зрителя в их личное пространство.

Иван Бианки. Санкт-Петербург. Собор Святых апостолов Петра и Павла, 1712-1733, Петропавловская крепость Архитектор Доменико Трезини. Вид со стороны Зимнего дворца. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Санкт-Петербург. Собор Святых апостолов Петра и Павла, 1712-1733, Петропавловская крепость Архитектор Доменико Трезини. Вид со стороны Зимнего дворца. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi

Петербургская экспедиция Бианки длилась 32 года. Он покинул Петербург в первые годы царствования Александра III, когда в фотографии началась новая эра, а темп столичной жизни стал для него непосильным. Возвращение на родину в Швейцарию не принесло ему  покоя – его непреодолимо тянуло обратно на берега Невы, где, однако, он перед отъездом все распродал. Попав во власть авантюристки, на имя которой Бианки перевел капитал, он был разорен и умер в нищете. Все привезенные из России негативы были перед этим проданы его женой как простые стекла.

 Выставка продлится до 20 апреля 2014.

Иван Бианки. Особняк в парке. Предположительно дача графа Сергея Ланского, расположенная северо-западнее Санкт-Петербурга, между Черной Речкой и дорогой на Выборг. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
Иван Бианки. Особняк в парке. Предположительно дача графа Сергея Ланского, расположенная северо-западнее Санкт-Петербурга, между Черной Речкой и дорогой на Выборг. Альбуминовая печать, 1853. © Jean Olaniszyn, Archivio Ivan Bianchi
 
Просмотры: 2967
 

Комментарии: