error
Регистрация

Как не надо фотографировать бабочек

Рубрика: «Советы и идеи»
Автор: Станислав С.
Опубликовано: 07.07.2022 в 15:07:45

Лето, которого все мы с таким нетерпением ждали, наконец-то пришло и уже понемногу подбирается к вершине, раскрывая перед фотографами новые горизонты для творчества. Кто-то отправляется снимать покрывшиеся свежей зеленью и усыпанные цветами пейзажи, другие радуются возможностям портретной съёмке на пленэре, ну а любители макросъёмки предаются фотографированию разной мелкой живности, среди которой максимум внимания, несомненно, достаётся бабочкам.

Действительно, кто ещё сможет состязаться в красоте с яркими дневными бабочками? Впрочем, на хорошем снимке и ночные мотыльки неброских оттенков выглядят завораживающе. Однако даже самая красивая бабочка в мире сама по себе не сделает ваше фото шедевром; снимок состоит из множества слагаемых, каждое из которых способно перечеркнуть все достоинства модели.

Увы, рецепта, как со стопроцентной точностью «готовить» выдающиеся фотоснимки, не существует. Зато существуют правила, следование которым позволит не сделать множество заведомо плохих снимков. О наиболее распространённых ошибках при съёмке бабочек я и расскажу в данном тексте. И даже более того — проиллюстрирую их примерами из собственного фотоархива.

 

Что хотел сказать автор своим произведением?

Начинающим свойственно снимать «всё подряд и как получится» в надежде потом выбрать из груды сырого материала удачный кадр. Такой подход трудно признать продуктивным. Если фотограф не вкладывал в кадр идеи и смысла, нажимая на кнопку спуска, было бы странно ожидать, что эти идея и смысл вдруг появятся на получившейся фотографии.

Поэтому первый вопрос, который нужно ставить перед собой, отправляясь на съёмку: «А зачем?» Этот вопрос — о цели и результате, который вы хотели бы получить. Цель может быть как предельно конкретной, например, получить технически безупречную фотографию конкретного вида насекомых для иллюстрации, так и весьма общей, скажем, «снять красивую бабочку на цветущей сирени». В любом случае, важно осознать её и сформулировать хотя бы для себя. Потому что если вы отправляетесь «выгулять объектив», единственно возможным достижением в таком контексте может быть лишь переноска фототехники.

Макросъёмка на пленэре предполагает изрядную долю спонтанности: фотограф не может знать заранее, кого он встретит во время съёмки и каким будет окружение. Можно ли говорить о целях и планировании съёмки в условиях столь вопиющей неопределённости? Несомненно, да.

Во-первых, чем больше времени вы будете проводить в полях, тем больше узнаете о самих бабочках, о времени их лёта, об особенностях их поведения. Всё это сильно помогает, если ваш творческий замысел касается конкретного вида.

Во-вторых, цель не обязательно должна быть единственной. Можно держать в уме множество проектов будущих снимков, и, встретив подходящую натуру, реализовать тот из них, который наилучшим образом этой натуре соответствует. Поэтому чем больше идей вы продумали заранее, тем выше вероятность воплотить хотя бы одну.

В-третьих, тщательно продуманный проект будущего фотоснимка проще реализовать. Набор «домашних заготовок» избавляет от необходимости «на месте» в спешке выбирать ракурс, параметры съёмки и решать, что делать с фоном и освещением.

 

«Резкость — буржуазный предрассудок»

Макросъёмка — один из тех жанров, где техническое исполнение не менее важно, чем концепция снимка. А когда речь заходит о техническом качестве макроснимков, первое, на что следует обращать внимание, это точность фокусировки и чёткость изображения. Просто примите как данность: если резкость отсутствует там, где она должна быть, это не дефект. Это неисправимый технический брак, которому нет никаких оправданий. Удаляйте такие фото без сожаления.

Увы, но бабочке на этом снимке недостаёт чёткости. Особенно это заметно на крыльях.

 

«Красота — в глазах смотрящего»

Прочитав предыдущий пункт, естественно задаться вопросом: «А куда вообще нужно фокусироваться, чтобы было хорошо?» К бабочкам применимо то же самое правило, которым руководствуются при съёмке мужественных сталеваров, обнажённых нимф, милых пушистых котят и прочих живых существ. Правило это: «глаза — зеркало души», и именно по ним следует наводить резкость.

Иногда, особенно если автофокус не «цепляется» за тёмный глаз бабочки, практичнее будет целиться в основание переднего крыла; в этом случае глаз бабочки обычно тоже оказывается в фокусе.

 

На фото красным отмечены области, по которым следует фокусироваться

 

Если избранный ракурс не позволяет уместить в резко изображаемом пространстве оба глаза, ловите в фокус тот глаз, который ближе к камере.

 

Но что, если глаза всё-таки не попадает в резко изображаемое пространство? Иногда (например, когда бабочка сидит, раскрыв крылья, а камера располагается сверху-сзади) небольшие отступления от этого правила не портят снимок. Однако чаще получается, как на нижеследующем фото.

 

Смаз от движения камеры

Широко распространённый недостаток — нечёткость, возникающая из-за смещения камеры во время экспозиции. Причин ему может быть много, но большинство из них сводятся либо к к слишком длинной выдержке, либо к съёмке из некомфортной, напряжённой позы. Иногда источником смаза может стать работа стабилизатора изображения, особенно на очень коротких выдержках или при съёмке со штатива.

Отдельно нужно сказать о микросмазах. При микросмазе изображение смещается на считанные пиксели (а то и доли пикселя), что визуально проявляется как снижение микроконтраста и некоторая размытость на границах мелких деталей, как правило, только в одном направлении. Иногда и с такими фото можно работать, замаскировав этот недостаток уменьшением и постобработкой, однако мелкие детали всё равно будут выглядеть грубее, чем на таком же фото, не пострадавшем от микросмаза.

 

На первый взгляд всё неплохо...

 

...но в масштабе 1:1 суть проблемы очевидна. На левой половине фото бабочка снята с микросмазом, на правой микросмаз отсутствует.

 

Как избежать потери резкости из-за смаза? Если применить штатив невозможно, остаётся лишь укорачивать выдержку. Широко известное эмпирическое правило, рекомендующее при съёмке с рук выбирать выдержку не длиннее 1/F, где F – т. н. «эквивалентное» фокусное расстояние объектива в миллиметрах, в макродиапазоне не работает. Точнее, оно работает, но F в этой формуле нужно дополнительно умножать на коэффициент 1,5, а то и 2.

Пиксели в современных камерах посажены намного плотнее, чем зерно в большинстве фотоплёнок эпохи, которой принадлежит «правило 1/F». Поэтому счастливым обладателям 40-50-мегапиксельных полнокадровых монстров (или 20+ мегапиксельных камер формата APS-C) в вышеупомянутой формуле стоит умножить фокусное расстояние ещё на 1,5.

Если ваш объектив оборудован стабилизатором, забудьте про рекламные обещания дополнительных 3-4-5 стопов выдержки. В макрореальности один-два стопа будут более реалистичной оценкой. Ещё один стоп можно выиграть, воспользовавшись моноподом.

На практике это означает, что для 100-миллиметрового макрообъектива на современной камере желательно использовать выдержки не длиннее 1/200 — 1/250 без стабилизатора и не длиннее 1/100 — при его наличии.

 

Смаз от движения объекта

Однако причиной «смазанной» картинки может быть не только лишь дрогнувшая рука маэстро. В самый ответственный момент бабочка может пожелать сменить позу или налетевший порыв ветра качнёт травинку, на которой видит ваша модель. Увы, сделать с этим вы ничего не сможете. Просто имейте в виду, что ранним утром, в прохладную и пасмурную погоду насекомые менее подвижны, чем в полдень под палящим солнцем. Ну а беспрестанно колышущаяся на ветру травинка радикально уменьшает шансы снять сидящую на ней бабочку.

Возможно, кто-то догадается, что на фото — многоцветница чёро-рыжая в момент взлёта. Но из-за смаза догадаться об этом очень трудно.

 

Здесь та же самая многоцветница невовремя пошевелила крылышками

И даже снимая в полный штиль спящую бабочку со штатива, вы не застрахованы от смаза. Потому что бабочки дышат. Глаз этого не видит, однако на серии снимков становится заметно, как сегменты брюшка насекомого сокращаются и растягиваются. Поэтому, если выдержка окажется достаточно длинной, брюшко бабочки на снимке уже не будет идеально резким.

 

Симметрия и её нарушения

Любая книга по теории фотографии на первых же страницах сообщает читателю, что симметрия (и, шире, равновесие) — один из «китов», на которых держится композиция снимка. Раскрывшая крылышки бабочка симметрией обладает — и именно этого ожидает зритель, глядя на её фотографию. Не стоит обманывать его ожидания.

 

Пример грубого, но от этого не менее распространённого нарушения симметрии — «однокрылая» бабочка, у которой одно крыло развёрнуто, а другое направлено к зрителю и оттого почти не видно.

 

 

Нашли у себя такие фото? Удалите их, они никуда не годятся.

 

Положим, вам удалось избежать худшего и бабочка на фото выглядит в общем симметрично. Однако перейдя от общего к частному, вы замечаете, что одно крыло в резко изображаемое пространство уместилось полностью, а вот другое из него выпало, отчего выглядит более размытым.

 

Милый и пушистый малый винный бражник. Жаль только, его левое крыло не уместилось в зоне резкости.

 

Созерцание таких фото рождает у зрителя ощущение, что у него что-то не в порядке со зрением. В общем, сильная разница в резкости там, где замысел фотографа её не предполагает — дефект, причём неустранимый.

И, наконец, последнее. Бабочки хоть и симметричны, но симметрия эта не абсолютна. Если приглядеться внимательно, узор на правом крыле будет немного, но отличаться от узора на левом. А само правое крыло бабочка может быть выдвинуто вперёд больше, чем левое. Если различие невелико, это не страшно, но иногда асимметрия начинает бросаться в глаза, как на следующем фото.

 

Определённо, на этом фото толстоголовки морфея что-то не так. А именно: левое крыло бабочки раскрыто шире, чем правое.

 

Photoshop иногда позволяет устранить и этот недостаток, однако процесс редактирования потребует навыков, усердия и времени. Поэтому предпочтительнее избежать всего этого ещё на стадии съёмки, например, поправив недостаточно расправленное крылышко пальцем.

 

Ракурс

Обычно цель и смысл, которую ставит перед собой фотограф — показать бабочку с лучшей стороны. И чтобы достигнуть этой цели, следует заранее определиться с наилучшими ракурсами для съёмки. «Лучшими сторонами» бабочек, которые восхищают нас своей красотой, являются их крылья, поэтому именно их нужно стремиться показать на снимке в первую очередь.

Если бабочка сидит, раскрыв крылья и демонстрируя узоры на них, выберите направление съёмки перпендикулярно плоскости крыльев, то есть сверху и, возможно, чуть сзади.

 

 

Ну а если крылья бабочки сложены, естественным решением будет сфотографировать её в профиль.

 

 

Собирая иллюстративный материал для книги или статьи стоит предпочесть именно эти два ракурса, поскольку именно по таким снимкам бабочку проще всего узнать в природе. К примеру, абсолютное большинство снимков бабочек в «Field Guide to the Butterflies of Japan» сделаны именно с этих двух направлений; исключения немногочисленны и, скорее всего, связаны с тем, что у авторов не нашлось подходящих фотоснимков.

Творческая фотография позволяет больше вольностей в выборе ракурсов для съёмки. Прежде всего, вы можете уйти от строгой перпендикулярности к плоскости крыльев, сместив объектив немного в сторону.

 

 

 

Если бабочка сидит, полураскрыв крылышки, можно снимать её «в три четверти»; такая позиция позволит показать на одном фото и верхнюю часть крыльев, и испод.

 

 

Интересные снимки иногда получаются, если камера находится строго спереди и, при этом, ниже головы насекомого.

 

 

Можно даже снимать бабочек снизу, однако это, во-первых, трудно реализовать на практике, а во-вторых, нижняя сторона брюшка обычно не самая фотогеничная часть тела у насекомых.

 

А теперь перейдём к ракурсам неудачным. Таковые можно разделить на две группы: те, которые выводят большую часть бабочки из зоны резкости, и такие, которые «сжимают» бабочку в узкую полосу.

 

Если бабочка сидит со сложенными крыльями, «не работают» практически все ракурсы, сильно отличающиеся от съёмки в профиль.

 

 

 

 

 

Широко раскрытые крылья дают больший простор для творчества, однако слишком уклоняться от позиции «фотограф сверху» всё равно не стоит — бабочка либо слишком явно начнёт «выпадать» из фокуса, либо превратиться в тонкую полоску с лапками и усиками.

 

 

 

 

Слишком мелкий основной объект

Один из классиков фотографии, Роберт Капа, как-то сказал: «Если твои снимки недостаточно хороши, значит, ты был недостаточно близко». Несомненно, в макросъёмке существуют ситуации, когда основной объект на фотоснимке должен выглядеть маленьким. Однако много чаще причиной тому становится не воплощение творческого замысла автора, а тот печальный факт, что фотограф просто не смог подобраться к объекту съёмки достаточно близко.

 

 

И ещё: функция «Обрезка» в графическом редакторе не предназначена для превращения плохих снимков в хорошие.

 

«Обрезание» части бабочки краями кадра

В стародавние времена, когда разрешение камер было невелико, я старался при съёмке кадрировать снимки максимально плотно, без запаса. А после, уже дома, обнаруживал «подрезанные» границами кадра усики, лапки или выступающие «хвосты» на крыльях махаонов.

 

Иногда недостающие части тела удавалось «пришить», взяв их с других снимков серии, однако куда чаще такие фото отправлялись в корзину.

С тех пор возможности техники значительно возросли и теперь от «сырого» кадра можно отрезать половину, не слишком потеряв в качестве. Однако от привычки к излишне плотному кадрированию я так до конца и не избавился. Не повторяйте моих ошибок, при съёмке не пытайтесь вписать объект строго в границы видоискателя. Оставьте «припуск» 5-10% по краям — поверьте, он вам пригодится. И внимательно следите за усиками и «хвостиками» на крыльях бабочек, не позволяя им выйти за край кадра.

 

Невнимание к деталям

На фотоснимке могут быть важные объекты, могут быть малозначимые, однако таких, которые были бы абсолютно не важны — нет. Впечатление от снимка формирует всё, что на нём присутствует. И если на снимке присутствует нечто неуместное — пивная пробка, пластиковый мусор, вторгшаяся в кадр муха — снимок это отнюдь не улучшит.

 

Взгляните, к примеру, на это фото большой тополевой стеклянницы (да-да, это тоже бабочка).

 

 

Встретив эту удивительную и крайне редкую в наших местах бабочку, я был настолько увлечён её съёмкой, что не заметил многочисленную колонию тлей, облепившую стебель цветка. После чего уже дома, просматривая «сырой» материал, пришёл в ужас.

 

 

А потом долго и кропотливо вычищал всё это безобразие, за исключением одной-единственной тли, которую я всё же решил сохранить.

Снимая бабочек, всегда следите, чтобы случайная травинка или листик на переднем плане не препятствовали зрителю обозревать прелести главной героини фото. На нижеследующем фото парусника Номиона я за этим не уследил, и в кадр вторглась совершенно неуместная травинка, перечёркивающая бабочку.

 

 

Будучи увлечён погоней за редкостной бабочкой, я её поначалу даже не заметил. А когда заметил, было уже поздно.

 

Травинки, перечёркивающие кадр

Задумавшись о том, как сделать свои фото лучше, вы наверняка взялись за популярную книжку «Как научиться снимать шедевры за 21 день». Или посмотрели видео в интернете на ту же тему. И потому наверняка уже знаете про контрастные линии, делящие кадр пополам. Если же вдруг не знаете, то это распространённый недостаток, практически гарантированно портящий снимок. В роли «контрастной линии» может выступать ствол дерева, флагшток, или, в нашем макро-случае, веточка или травинка, рассекающая кадр.

Этому прекрасному аполлону Штуббендорфа, конечно, нужно на чём-то сидеть. Однако светлая сухая травинка, делящая кадр на две части — не лучший вариант.

 

 

В отечественных реалиях чаще всего кадр портят засохшие стебли прошлогодней растительности, однако контрастную линию, разрезающую кадр, может создать и ярко освещённая травинка, и тёмная толстая ветка, и даже — при съёмке мелких мотыльков — сосновые иголки и блестящие на солнце паутинки.

Даже если яркая линия не разделяет кадр посередине, а проходит на его периферии, снимок она тоже не украшает.

 

 

В общем, окружению нужно уделять не меньше внимания, чем снимаемому объекту. Оно нечасто добавляет в снимок новое качество, зато испортить кадр может запросто.

 

Светлые, тёмные и иные контрастные пятна на заднем плане

Знакомясь с азбукой фотографии, вы наверняка узнали про смысловой и визуальный центр фотографии. Со смысловым центром в макросъёмке обычно всё просто: то существо, которое вы снимаете, им и является. Он обычно один, реже — два. А вот визуальным центром становится любой выделяющийся объект, за который «цепляется» глаз. Когда визуальный центр не совпадает со смысловым, это катастрофа: взгляд зрителя будет направлен совсем не на то, что вы хотели показать. Множество визуальных центров отвлекают и дезориентируют. Поэтому стремитесь к тому, чтобы смысловой центр снимка доминировал также и визуально, а появления соперничающих с объектом съёмки визуальных центров — избегайте.

Выделяться визуальный центр может различными способами: яркостью, цветом, контрастом и даже резкостью. Светлое доминирует над тёмным, большое — над малым, близкое — над далёким, сочное — над блеклым, резкое — над нерезким.

Как увидеть эти центры? Прежде всего, попробуйте мысленно вывести свой снимок из резкости и рассмотреть его как набор цветовых пятен. Если не получается сделать это умозрительно, примените Gaussian blur с радиусом 5% от короткой стороны кадра. Теперь посмотрите, есть ли в кадре цветовые пятна более яркие или насыщенные, чем основной объект — это и есть ваши визуальные центры. Визуальным центром может стать не только яркое, но и очень тёмное пятно — они тоже притягивают к себе внимание.

 

Крупное белое пятно в нижней части кадра оттягивает на себя всё внимание зрителя

 

Теперь обратите внимание на цвет. Если основной оттенок вашей бабочки — спокойный коричневый или тёмный вишнёвый, даже неброский цветок цикория в кадре станет соперничать с ней за внимание зрителя. Ну а в одном кадре с ярким садовым цветком едва ли не любая из бабочек средней полосы будет выглядеть лишь маловажной деталью на фотоснимке цветка.

 

Трудно быть маленькой скромной бабочкой в мире ярких тропических цветов

 

И, наконец, наименее очевидный вариант формирования лишних визуальных центров — наличие в кадре объектов незначимых, но столь же резких, как и основной. Как я говорил выше, снимаемая бабочка (или хотя бы значительная её часть) на снимке должны попадать в резко изображаемое пространство. Ну а всё остальное, то есть передний и задний план, из этого пространства выпадают и потому выглядят более или менее размытыми.

А теперь представьте, что где-нибудь на периферии кадра в резко изображаемое пространство попал листочек. Причём попал настолько «удачно», что можно разглядеть каждую прожилку, ворсинку и соринку. И хотя эти ворсинки, прожилки и соринки ничего не добавляют в снимок, часть внимания зрителя они на себя оттянут.

 

Глубокие тени от объектов на переднем плане

Ещё одна популярная рекомендация из руководств по фотографии — избегать глубоких, резко очерченных теней. Такие тени возникают, когда сцена освещена «жёстким» светом (каковым, в частности является дневной солнечный свет в ясную погоду и прямой свет от фотовспышки), а задний план, на который падает тень, близок к объекту, её отбрасывающему.

Чаще всего такое случается, когда бабочка сидит на какой-нибудь плоской поверхности, раскрыв крылья. Если такая бабочка освещена прямым солнечным светом, на фото тень от её крыльев будет выглядеть как тёмная контрастная кайма, совсем не украшающая снимок.

 

 

При естественном освещении самое простое, что можно сделать — подождать, пока на солнце набежит облачко, тени сразу станут намного мягче или даже вовсе исчезнут. Другой вариант — встать так, чтобы закрыть собой прямые солнечные лучи. Правда, бабочки обычно не любят сидеть в тени, и ваша модель, скорее всего, перелетит на более освещённое место. И, наконец, попробуйте сменить ракурс — возможно, с другой съёмочной точки тень будет менее заметна.

Для импульсного света тоже существует общепринятое решение: для смягчения теней вам потребуется надеть на вспышку отражатель или диффузор как можно большей площади.

Нежелательные тени могут создавать и объекты, находящиеся на переднем плане. Например, неудачно расположенная травинка, которая даже не присутствует в кадре, может породить тёмную полосу, «перечёркивающую» бабочку или хорошо заметную на фоне, и портящую кадр.

 

 

Осторожно пригните эту травинку. Поверьте, без её тени снимок хуже не станет, а вот лучше — вполне может.

 

Слишком тёмный фон

В 80-х годах прошлого века немалой популярностью пользовался стиль с контрастным освещением основного объекта и окружающим его непроницаемо чёрным фоном. И вот, обзаведясь фотовспышкой, в некоторый момент я обнаружил, что снимаю в стилистике 80-х, даже когда не ставил перед собой такой цели.

 

Этого замечательного Papilio demoleus я снял в «Мире бабочек» Красноярске. Недостаток освещения пришлось восполнить вспышкой.

 

«Секрет успеха» был прост: низкая чувствительность, сильно зажатая диафрагма и импульсный свет в качестве основного. Из курса физики мы помним, что освещённость объекта обратно пропорциональна квадрату расстояния до источника света, а поскольку в макросъёмке фон обычно существенно дальше объекта, подсветить единственной вспышкой и то, и другое вряд ли получится.

Вообще тёмный фон — изобразительный приём ничем, не худший в сравнении с любым другим. Однако если он начал появляться на ваших снимках постоянно, возможно, вы слишком увлеклись искусственными источниками света.

 

Повреждённые бабочки

Почему мы фотографируем бабочек? Чаще всего потому, что они прекрасны. Однако красота их хрупка, а время, которое не щадит никого, к бабочкам особенно безжалостно. С каждым прожитым днём они теряют своё первозданное совершенство теряется: чешуйки облетают, поверхность крыльев покрывается царапинами, по краям появляется бахрома, яркий узор выгорает под полуденным солнцем, а злые голодные птицы так и норовят вырвать кусок крыла.

Поймав в видоискатель такую потрёпанную жизнью бабочку, прежде чем нажимать на кнопку спуска, задайтесь вопросом: что именно вы желаете выразить своим фото. Если ваш замысел в том, чтобы показать красоту мира бабочек — увы, но скорее всего вы выбрали неподходящую модель.

 

По состоянию крыльев видно, что эта перламутровка уже немало повидала в жизни

 

Потёртые и истрёпанные крылья могут пробудить в зрителе жалось к героине фотоснимка, однако проникнуться её красотой и изяществом ему будет трудно. Никогда не забывайте, что фотография — искусство визуальное, и если чего-то на снимке нет, зритель может это лишь домыслить. Или не домыслить, что более вероятно.

С мелкими косметическими дефектами справится Photoshop; восстановить стёртые чешуйки или заделать щербинку в крыле для этой программы совершенно не проблема. Даже если бабочка лишилась заметного куска крыла, и то не всё потеряно. Взгляните на нижеследующее фото жёлтой орденской ленты.

 

 

К сожалению в действительности бабочка выглядела не столь презентабельно.

 

 

Так что мне пришлось потратить немало времени, чтобы превратить второе фото в первое. А всё оттого, что жёлтая орденская лента в нашем регионе встречается редко и шанс увидеть и заснять неповреждённый экземпляр можно было бы ждать очень долго.

 

Поэтому старайтесь выбирать для съёмки модель без видимых дефектов. Застать бабочек в наилучшем виде проще всего в начале их лёта, когда все они выглядят свежо и ярко. Не упускайте эту возможность.

 

Мёртвые бабочки

В позапрошлом веке, когда фотография требовала громоздкого оборудования и длительных выдержек, существовало такое направление, как фотографирование птичьих чучел. То бишь фотограф выезжал на природу, расставлял оборудование, прикручивал дохлую птичку к ветке и фотографировал. К счастью сей жанр давно канул в Лету, и современным птичкам уже не приходится беспокоиться о том, что ими может заинтересоваться фотограф.

Фотография живой природы, пройдя долгий и тернистый путь, выработала собственную этику, краеугольным камнем которой является непричинение вреда снимаемым существам. Бабочки и без того хрупки и недолговечны — не укорачивайте их жизнь ради красивой картинки.

Впрочем, внимательный макрофотограф (а может ли макрофотограф быть невнимательным?) знает, что по обочинам автодорог не так уж редко можно найти сбитых бабочек, причём некоторые из них выглядят «ну как живые». И тут может возникнуть соблазн пустить их в дело, при помощи препаровальной иглы, клея и проволочек сотворив идеальную композицию. Или заснять с использованием техники стекинга, применить которую к живому насекомому затруднительно. Если речь идёт об иллюстративном материале к лекции или статье, применение такого «природного материала» вполне оправдано (а если оно сохраняет от истребления живых бабочек — даже желательно). Но вот для фотографии с претензией на художественность…

Во-первых, выдавать мёртвых насекомых за живых — чистой воды обман зрителя, причём обман в лучших чувствах: человек ожидал увидеть живую природу, а ему подсунули ловко препарированную дохлятину.

Во-вторых, зритель может разбираться в биологии лучше фотографа, и обман распознает. Для непосвящённого бабочка может выглядеть «как живая», но специалист заметит и утратившие цвет и блеск глаза, и нехарактерную позу и иные признаки, отличающие неживую бабочку от живой.

Последний пункт, кстати, относится и к любой другой постановочной съёмке. К примеру, в холодный и промозглый день нетрудно «уговорить» сонную ивовую переливницу полчасика посидеть на георгине. Только вот любой, кто наблюдал эту бабочку в дикой природе, знает, что на самом деле садовые цветы ивовым переливницам неинтересны, поскольку питаются они иными, куда менее привлекательными субстанциями.

 

Я не обрабатываю свои фото

Некоторые находят в этой фразе особый шик — якобы это придаёт снимкам особый реализм и вдыхает в них «правду жизни», которую применение графического редактора безжалостно убивает. На самом деле такая позиция лишь свидетельствует о фундаментальном непонимании и технической части получения фотоснимка, и идейного наполнения этого процесса.

С технической точки зрения «необработанных» фотографий не бывает в принципе. Свет, падающий на сенсор цифровой камеры, пропускается через набор цветных светофильтров и преобразуется в электрические заряды, величина этих зарядов замеряется и представляется в форме матрицы целых чисел, которая, в свою очередь, подвергается вычурным математическим преобразованиям. И то изображение, которое вы получаете из камеры, определяется не только изображением, на которое «смотрит» объектив, но также физикой и математикой, упрятанной внутрь корпуса фотоаппарата. Иными словами, камера показывает мир не таким, как его видите вы, а таким, каким его предписывает видеть производитель фотокамеры.

Если вы претендуете на хоть какое-то творческое наполнение своих снимков, первое, что следует понять: фотоснимком вы не только фиксируете «объективную реальность» (самое существование которой есть философски спорный вопрос), но и сообщаете зрителю свои ощущения и эмоции от увиденного, подчёркивая главное и приглушая несущественное. Манипуляции с уже полученным изображением в таком контексте ничем не хуже, чем подбор марки фотоплёнки, использование фотовспышки или отгибание «лишних» травинок.

У камеры же никакого мнения о том, что она снимает, нет. Ей не ведомо, что на снимке важно, а что — второстепенно, и, соответственно, ничем не поможет вам в установлении баланса между первым и вторым. Таким образом, отказываясь от обработки фотоснимков, вы лишь сужаете круг доступных вам инструментов воздействия на зрителя, не получая взамен ничего ценного.

 

«Если у тебя есть фонтан, заткни его»

Макросъёмка живых насекомых в дикой природе — жанр не самый простой в техническом плане. И, увы, фотоаппаратура с этими сложностями справляется не всегда. Однако с тех пор, как цифровая фотография драматически снизила себестоимость кадра, фотографы получили мощный инструмент, позволяющий противостоять превратностям судьбы и несовершенству подлунного мира: дублирование и серийная съёмка.

Сняв единственный кадр, вы в известной степени зависите от удачи. А удача — дама капризная, на неё можно надеяться, однако нельзя полагаться. С другой стороны, каждый дополнительный дубль увеличивает ваши шансы на положительный результат. Поэтому я, к примеру, могу потратить и десять, и двадцать, и даже пятьдесят кадров на одну и ту же бабочку ради того, чтобы получить результат наверняка. Нужно лишь выбрать из всей этой кучи кадров самый лучший.

 

Это — «сырьё» для нижеследующего фото

 

А здесь — окончательный вариант. Из более, чем сотни кадров остался только один.

 

Но что, если «лучших» кадров оказалось два? Или три? Или даже десять? Умом все мы понимаем, что лучших снимков не может быть много. Их не должно быть много. Но как же трудно удалять лишнее!

Поэтому начните с компромисса: из каждой серии однотипных снимков сохраните не один самый-самый лучший, а, скажем три. Так будет психологически проще расстаться с теми, которые в число лучших не попали. А заодно вы избавитесь от страха, что единственный оставленный кадр не был самым лучшим.

Снимки разобраны, и теперь вы горите желанием поделиться ими с широкой общественностью. Однако не уподобляйтесь бабушкам, изливающим в соцсети десятки фотографий любимого внучка, различающихся лишь длиной свисающей из носа сопли. Лучше ещё пересмотрите свои шедевры, и глядя на каждый, спросите себя:

 

  • Что я хочу выразить этим кадром?
  • Есть ли на данном конкретном фото нечто такое, чего нет на всех прочих?
  • Привносит ли это «нечто» в серию новое качество или смысл, или различия лишь формальны?

 

Поразмыслив над этими вопросами, вы вполне можете обнаружить, что часть первоначально намеченных к публикации кадров можно не только не выкладывать, но даже и не обрабатывать. А сэкономленное время посвятить доводке снимков более достойных.

Если через серию фотографий вы рассказываете зрителю некую историю, первое, о чём стоит вспомнить — каноническая схема построения литературного произведения. Она предполагает шесть стадий развития повествования: пролог, завязку, развитие, кульминацию, развязку и эпилог.

Может показаться, что в макрофотографии такой подход избыточен и малоприменим. Однако для объёмного фотопроекта с комментариями, предметом которого является сезон, биотоп или жизненный цикл отдельного вида, он вполне актуален.

А вот чтобы показать зарисовку из жизни отдельной бабочки, более уместным форматом будет мини-комикс. Поскольку использовать текстовый «диалог между героями» вы не можете, в вашем распоряжении остаются лишь два инструмента: «статичные планы», знакомящие зрителя с контекстом, обстановкой и героями, и «действие в активной фазе».

Особо эффектные сцены можно показать с нескольких ракурсов, но не тратьте драгоценное внимание зрителя на промежуточные стадии, не содержащие ни самого действия, ни видимого внутреннего напряжения, готового в это действие вылиться. В любом случае, готовя публикацию для широкой, но случайной публики, постарайтесь уложиться в три-четыре кадра: современный зритель в массе своей отвык от длинных историй.

Ну а поскольку эта история тоже изрядно затянулась, пришла пора заканчивать мой сказ о том, как не нужно снимать бабочек и напоследок пожелать всем, кто его дочитал, всяческих успехов на ниве фотографии.

01
01
03
03
04
04
05
05
06
06
07
07
08
08
09
09
10
10
11
11
12
12
13
13
14
14
15
15
16
16
17
17
18
18
20
20
21
21
23
23
24
24
26
26
28
28
29
29
30
30
31
31
32
32
33
33
34
34
35
35
36
36
37
37
38
38
39
39
41
41
42
42
02
02
19
19
22
22
27
27
40
40
 
Просмотры: 792
 

Комментарии:

Василий Прудников
Очень интересный и познавательный материал. Спасибо, Станислав, за просвещение!
11.07.2022 - 06:53:34
 
Надежда Куркина
Благодарю! Очень познавательная, полезная статья!
04.08.2022 - 09:58:26