error
Регистрация

Интересные контуры зданий и сооружений в фото Виржиль Симон Бертран

Рубрика: «Мастера фотографии»
Автор: Марат
Опубликовано: 07.12.2012 в 16:24:52

Виржиль Симон Бертран родился в 1972 году. Он живет и в Гонконге, и в Париже. Много путешествует по Азиатско-Тихоокеанскому региону, выполняя задания издательств и других заказчиков, среди которых Swire Pacific, Price Water House Coopers, Jebsen & Co., Alain Mikli, Coach, Hermes, Deutsche Bank, UBS, Cathay Pacific Airways, Mandarin Oriental Hotels, Peninsula Hotels, Giorgio Armani, RMJM, Time Magazine, Vogue Living Australia, Elle Decor, Newsweek, Das Magazin, Taschen.

Бертран стал лауреатом фотоконкурса, проводимого Гонконгским клубом иностранных корреспондентов (Hong Kong Foreign Correspondent’s Club). Сделанный им портрет гонконгского епископа Джозефа Дзена был признан лучшим фотоснимком 2003 года. На фотографии епископ, человек волевой и решительный, предстает на фоне лестничной клетки. Создается впечатление, что изображение исполнено монашеского смирения. Простые и незатейливые контуры лестницы напоминают нам о монастыре и будто бы смягчают и просветляют черты лица епископа, известного своими выступлениями в защиту человеческих прав. Это поистине один из лучших портретных снимков Виржиля Симона Бертрана.

 
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений

В 1999 году Бертран приехал в Гонконг, где и провел свою первую персональную выставку. Его творческий путь довольно необычен. Он изучал прикладное искусство в Школе искусств Буль в Париже, которая славится своей демократичностью и непревзойденными методиками обучения. В семнадцать лет Виржиль Симон Бертран открыл для себя фотографию и все радости работы в фотолаборатории. Тогда он поступил в Высшую школу графических искусств, однако ему показалось, что практики недостаточно. Без сомнения, путешествие в Камбоджу и во Вьетнам в 1992 году, когда он пересек обе страны на велосипеде, стало определяющим фактором, повлиявшим на дальнейший ход его жизни. Попадая в затруднительные и опасные ситуации, «в состояние абсолютной уязвимости», как говорит сам Бертран, он осознал всю хрупкость жизни. Опыт съемки в Косове в качестве ассистента фотографа агентства Sygma зимой 1992–1993 года позволил ему задуматься над этикой фотожурналистики, дилеммой, перед которой оказываются многие фотографы СМИ: подделка изображений или фотомонтаж, искажающие реальность с целью угодить публике.

Бертран бросил Школу графических искусств, чтобы полностью посвятить себя фотографии, и в сентябре 1993 года ему удалось поступить в Национальную школу фотографии в Арле (Юг Франции). Однако и здесь его постигло разочарование: «Вопреки моим ожиданиям все шло не так, там царила атмосфера фанатизма, полнейшее презрение к прикладной фотографии, а это ведь лучшее средство для наработки техники и, главное, предлог для знакомства с новыми людьми. Конечно же, можно совсем замкнуться в себе, но это лишь ведет к полной изоляции, художник иссякает, истощается, ему неоткуда черпать энергию. Двери нужно открывать, а не запирать на замок», — говорит Бертран. Он уехал из Арля обратно в Париж, где стал работать в Парижской опере, делая портреты актеров и танцовщиков: «Я практически паразитировал в Опере, с танцовщиками у меня были особые отношения, это был необычайный опыт, но бывали и свои трудности». Этот опыт пригодился ему после того, как фотограф подписал контракт с американской труппой в Нью-Йорке.

Стажировка в агентстве Magnum Photos летом 1993 года познакомила его с сущностью репортажной фотографии. Он проявлял пленки Аббаса, фотографа агентства Magnum Photos иранского происхождения. У Бертрана была возможность смотреть полные контактные листы репортажей — например, фотографии Йозефа Куделки, запечатлевшие события в Праге весной 1968 года. «Не больше тридцати пленок, но насыщенности необычайной. Кажется, что ты сам там находишься», — говорит о них Виржиль Бертран.

После прохождения обязательной военной службы в 1997 году Бертран переехал на Тайвань, где он бывал прежде в качестве туриста. Там он занялся коммерческой фотографией, особенное внимание уделяя архитектурной съемке. Однако на Тайване индустрия коммерческой фотографии была не очень хорошо развита, авторские права часто нарушались, и в 1999 году Бертран перебрался в Гонконг, где продолжил заниматься архитектурной фотографией, совмещая ее с любимой им портретной съемкой. Некоторое время он сотрудничал с журналом Post: каждую неделю Бертран делал портрет человека, у которого брала интервью корреспондент Фионнуала Макхью. Однако впоследствии, в связи с реорганизацией журнала, рубрика исчезла.

Портретная съемка для Виржиля Бертрана — на первом месте. Об этом искусстве и о своей работе фотограф говорит так: «Это лишь предлог для встречи, которая иногда длится пять-десять минут, иногда дольше. Все стараются сделать достойный снимок, учитывающий личность человека, находящегося перед объективом, и его имидж. Я верю, что нельзя отобразить сущность человека так, как это представляют себе, когда говорят о творчестве Надара, но можно лишь отобразить то окружение, которое этому человеку соответствует. Впрочем, Надар, делая снимки других людей, всегда на самом деле фотографировал себя, и тогда получалось что-то особенное. Часто случается, что снимки с небрежно выстроенной композицией, в которой, однако, есть какое-то колебание, нерешительность, ощущение застывшего времени, получаются выдающимися, если люди как бы раскрываются перед камерой.

Когда я выстраиваю кадр, я стараюсь придумать что-то, основываясь на том небольшом количестве информации о человеке, которым я располагаю, и том образе, который выкристаллизовывается в моем сознании. Необходимо найти некий стержень, некую простую концепцию, которая бы раскрывала сущность человека, но не представляла его в карикатурном свете. Все это не получится без некоей магии между двумя людьми, смотрящими друг на друга через объектив. Вообще интереснее всего работать с людьми, не привыкшими фотографироваться. Главы компаний, крупные начальники, к примеру, прекрасно знают, как они лучше всего получаются, а потому позируют, и бороться с этим очень и очень сложно. Другие же очень застенчивы и скованны, требуется время, чтобы они раскрепостились, на них не стоит давить. Образ того, какими должны получиться фотографии, складывается по мере того, как мы разговариваем друг с другом, — о них, обо мне. Зачастую первая пленка не раскрывает человека, она нужна лишь для того, чтобы удостовериться, что все на месте. Но потом уже чувствуешь, что все идет именно так, как должно, и фотографии получаются очень хорошими.

Картье-Брессон справедливо говорит об „эякуляции” в фотографии: „притяжение, желание, взрыв и расслабление”. Это очень волнующе. Я помню, как делал фотографию в Парижской опере, когда между танцовщицей и мною, фотографом, это было — взаимное притяжение. Это был очень ценный кадр, сделанный как раз перед тем, как она стала примой.

Когда делаешь портрет, всегда следуешь по одному и тому же пути, но отнюдь не всегда получается ощутить мощный заряд энергии. Хороший снимок — это сочетание особых флюидов человека, правильно выстроенная композиция, какие-то невидимые токи, которые очень сложно описать. Очень интересно играть с пространством, перемещать человека — вправо, влево — и смотреть, что получится. Желание сделать снимок намного ценнее самого снимка».

Говоря о фотографии, Виржиль Бертран вспоминает работу с лестничным пространством американского архитектора Луиса Кана. Лестницы — это некое переходное пространство, где незаметно меняется физическое и ментальное состояние. Можно представить восхождение человека по лестнице как желание или стремление к размышлению и спокойствию. А потому выбор лестничной площадки как фона для портрета епископа Джозефа Дзена далеко не случаен.

«Мне кажется, — уточняет Виржиль Бертран, — что сама метафора лестницы очень важна для фотографии в целом. Процесс съемки — это движение от одной точки к другой, и важна не цель, но сам путь, само движение. И не стоит забывать, что фотография, грубо говоря, тоже архитектура: кадр вырисовывается, когда выстраивается композиция, фотограф создает новое пространство. Это немного напоминает китайскую каллиграфию: любой штрих очень важен, значение кардинально меняется от его местоположения, толщины и формы».

Мечта Бертрана — делать абсолютно бесплотные фотографии, снимки, которые были бы индикаторами эмоций и того, что человек испытывает, когда находится перед объективом камеры.

 

Награды фотографа:

  • FCC Photograph of the Year
  • Hong Kong Magazine Features
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Контуры зданий и сооружений
Источник: http://prophotos.ru


Смотрите также: 

Фото проект «Детские страхи»

 
Просмотры: 2288
 

Комментарии: