error
Регистрация

Метод «открытой вспышки» как прием смыслообразования

Рубрика: «Советы и идеи»
Автор: Владислав Тимашев
Опубликовано: 13.10.2012 в 17:10:30

 

 
 
Фотографическая вспышка, появившись в фотографической индустрии менее пятидесяти лет спустя официального «рождения» фотографии, по сей день выполняет функцию, изначально предопределившую ее появление – восполнять недостаток освещения. Не буду в этой короткой заметке распространятся о технической эволюции лампочки-выручалочки от магниевого порошка до мощных современных компактов. Хотелось бы привлечь внимание читателя к языковому феномену вспышки «в лоб», его эстетической особенности.
 
Мартин Парр “Common Sence”, 1995-1999
 
Какой свет дает вспышка? Жесткий, «выбивающий» передний план, создающий эффект обратной перспективы в фотографической плоскости, свет, выхватывающий отдельные участки реальности, создающий натуралистическое изображение вне категорий реалистичности, свет, останавливающий движение, и возможность его, движения, развития. Короче, вспышка дает такое качество света, которое позволяет фиксировать объекты в том формате, который мы не наблюдаем в реальности, и, следуя  вышеизложенному, являющий собой образчик антиэстетизма. Любое руководство по фотографированию «для всех» настаивает на том, что прямой вспышки следует избегать: мол, и тени грубы, и поры видны, и лицо у портретируемого блином. Но, как известно, от безвкусицы и уродства до гениальности – один шаг. Правда, кто это расстояние померил? Может статься, что и шаг – это слишком большая дистанция.
Грубость и навязчивость блица вызывала раздражение даже у классиков документалистики. Как известно, Анри Картье Брессон и ряд других «икон» той эпохи документальной фотографии, отзывались о вспышке с пренебрежением. О художниках даже нет смысла говорить в настоящем контексте. Вспышка при наличии высокочувствительной пленки и светосильной оптики у профессионалов, была словно вытеснена на переферию фотографии, к любителям и фотографам – газетчикам, нуждающимся в дополнительном освещении в свох выходах на «охоту». Лифтом для вспышки в область высокого стало использование ее антиэстетических качеств Дианой Арбус, в чьем творчестве «открытая вспышка» стала синонимом «шахтерского фонаря», удачного образа, найденного одним из критиков Арбус.
Вспышка Арбус словно выхватывала из темноты – сокрытого от общественного внимания – участки реальности. Арбус шла со своей «открытой вспышкой» как в тоннеле, показывая своим «фонарем» иную реальность, которая скрыта за фасадом рекламных щитов и государственной пропаганды. Реальность Арбус – территория тени, и использование вспышки, словно  следуя древней теории, гласящей, что человеческий глаз видит предметы, благодаря тому, что посылает луч, лишена Третьего – дневного света, как не способного дать нам истинное представление о предмете. Человек и предмет оставленны в «теневом творчестве» Арбус с глазу на глаз.
 
Диана Арбус «Молодой человек в бигуди у себя дома на West Street, N.Y.C., 1966»
 
При всем своем антиэстетизме «открытая вспышка» заставляет верить в документальность изображения, его не срежессированность, его подлинность. Так вспышка становится в эстетике фотографии синонимом документа. И в 80е метод «открытой вспышки» будет активно эксплуатироваться в рекламной фотографии, пытающейся жесткой режессуре придать атмосферу схваченности дествительности как есть. Реклама – не единственная сфера фотографической культуры, где вспышка получила признание. Художественная фотография тоже не смогла долго выдерживать позу. Обращая внимание на использование «открытой вспышки» в художественной фотографии, невозможно не упомянуть о Роджере Баллене, чьи натюрморты в пространстве реального обретают качества документального благодаря жесткому световому решению.
 
Роджер Баллен «Мимикрия», 2005
Даже в работах, выполненных с использованием ламп постоянного света, Баллен апеллирует к свету «вспышки», словно лишая свои манипуляции права быть авторским порождением, представляя их зрителю в документальном качестве. Возможно ли было достичь этого результата, оперируя сложным светотеневым или светотональным рисунком? Вряд ли. Когда фальсификация проходит сквозь вторичную фальсификацию, коей являлось бы использование сложных схем освещения, на выходе оказывается кич. Совершенно ясно, что вспышка, ее эффект документальности, это способ манипуляции сознанием зрителя, и объективности в ней ни на грош. Но искусство и не взывает к объективности, и в задачи художника входит донести до зрителя вполне себе частные истины, сделав его соучастником проживания этой истины, и думая о форме выражения мысли, фотограф просто обязан подумать о технологии формообразования. И в этом процессе всякий «хлам» может оказаться добрым слугой, чему примером служит творческая карьера метода «открытой вспышки».
 

 

 
Просмотры: 1879
 

Комментарии: