error
Регистрация

"Грибною тропой" - продолжение повести.

Рубрика: «Личное»
Автор: Роман Деркаченко
Опубликовано: 23.02.2017 в 09:43:59
Роман Деркаченко "Грибною тропой" -продолжение повести. ...к таинственным погребениям. В этот вечер мороз прихватывал не на шутку. Григорьич чувствовал это кончиком своего носа , который с характерным покалыванием и пощипыванием грозил отвалиться , придав своему незадачливому хозяину вид , если не более комичный , то несколько зловещий. Кутаясь в капустообразные одежды , профессор возился в глубине погреба в поисках прошлогодней картошки , которую к качестве эксперимента они с Михалычем заколотили в глухой деревянный ящик и завернули в синтетическое покрывало. Павлов уверял , что так делал его прадед во времена , когда армии Наполеона нужна была картошка... Для профессора всегда оставалась загадкой призрачная связь предков Михалыча с французским императором. Но сорт этой синей картошки в Тэле все дружно называли Бонапартизм , и нахваливали за столом , и уплетали почем зря. Григорьич любил всяческие усовершенствования. Вот и сейчас он не мог вылезти из погреба по причине того , что рейлинговая система ступенек с шарнирным противовесом почему-то не хотела работать и заклинилась в самом неудобном положении , блокируя своей сложной конструкцией путь наверх. "-И картошку-то не вытащить.." - переживал Григорьич - " И ужин будет лишен Бонапартизма..." Тем временем Павлов , измотав последние силёнки в тщетных попытках вылезти из получердачья , обреченно затих меж досок и даже задремал. В стылой тишине подкрышья раздавался лишь его сиплый храп , да время от времени поскрипывали от мороза стропила. А внизу , под этим спящим ползуном , в помещении веранды снова оживали приготовления к очередной тэлианской трапезе. Дрэмп с Зоишной тщательно , с присущей только им виртуозностью придавали прежним , знакомым блюдам совершенно новое звучание и оригинальные оттенки. Остатки салатов были свалены в кастрюлю , приправлены смесью перцев и отварены на малом огне. Затем Дрэмп добавила свежий репчатый лук и специи. Варево подавалось охлажденным в индивидуальных пиалах с веточкой псевдобазилика. На широком блюде из вырезанного пластикового щита подавалось "Байковское ассорти" - своеобразная паэлья из остатков каши , измельченной ветчины , огурцов , резаных макарон , кусочков котлет , давленых оливок и колбасных попок. Зоишна уверяла , что когда-то на Электросиле работал один известный антисемит Примазов , обожавший лакомиться остатками после банкетов. В блюдах Зоишны так или иначе присутствовали те ностальгические электросиловские нотки , роднящие Селицкую отнюдь не с антисемитизмом. "-А где мужики-то?" - мимоходом спросила Дрэмп , принеся на стол вымороженную на улице некую съестную массу , таящую в себе сполна ереси. "-Так они же за грибами хотели?" - отозвалась Зоишна , сосредоточенно , подобно сапёру , монтируя какой-то невиданный доселе закусон. "- Это придурок нам и эту ночь спать не даст?" "-Павликов , что ли?" - переспросила Зоишна , разъединяя и вновь соединяя разваливающуюся конструкцию из рыхлой , подсохшей курицы. "- Ты Зойка , как хочешь , а я больше с факелами не пойду. Этот ненормальный тут всех шизиками сделает." "-Кто , Вова?" "-Да какой Вова?! Павлов твой!" - и Дрэмп с ненавистью шлёпнула ложку майонеза в кисловатое овощное крошево. "-Я уже грешным делом подумываю.." - Дрэмп ложкой в руке указала вверх , вероятно , на небеса - "-Как он там без грибов-то будет? Ханыжник горбатый. Сопло свиное. Тютень убогий." Светлана снова указала наверх ложкой (точно в направлении Михалыча над потолком) "- Он там богу будет мозги полоскать своими грибами. Неуёмная душа! Софья, а ты грибы-то Павлова так и не почистила?" Зоишна виновато глянула на сестру. "-Светуль , давай мы их вариться поставим , они промороженные насквозь , это для грибов только на пользу." Так и порешили , в алюминиевом тазу на коптящей керосинке поставили воду. Мороженые неэстетичные комья вывалили из ошмётков светиного пуховика на кухонный стол с каменным стуком. Дрэмп задумчиво уставилась на чёрные разнокалиберные булыжники. "-И они это жрать будут... Будут..." Снаружи на хутор накатывал нешуточный мороз. Окрестные ели замерли в мертвенном оцепенении и лишь изредка в лесу раздавался звонкий треск промёрзших стволов. Небо было сине-чёрным с мириадами сверкающих бриллиантовых россыпей. Григорьич уже хотел рыть подкоп в мерзлоте , но вовремя одумался и просто , сломав хитроумную лестницу , с трудом выбрался наружу , бережно прижимая за пазухой несколько клубней Бонапартизма. Снег тонюсенько скрипел на самой высокой ноте. Верный признак лютого мороза. Профессора сковало холодом. Он беспомощно огляделся и неловко двинулся к дому , придерживая заветный картофель. Добравшись до крыльца , Григорьич отдышался и толкнул дверь. Дверь не поддалась. "-Опять переклинило от температуры.." - подумал профессор и попытался снова толкнуть дверь. Изнутри послышались шаги и недовольное ворчание Дрэмпа. "- Света , помоги дверь открыть." - попросил Григорьич , толкая скрипящие филёнки внутрь. "-Да погоди ты , не толкай!" - крикнула Дрэмп и тоже толкала дверь , только изнутри. "- Света , она чуть вверх , чуть вправо и по диагонали!" Тут Дрэмп с разбега саданула ногой по двери , да так , что та согнувшись , проломилась сквозь косяк и распахнулась наружу , сбила профессора с ног. Тот растеряв картошку , полетел навзничь в снег , нелепо растопырив руки. "-Света , ну нельзя же так примитивно!!!" - заорал Григорьич , барахтаясь в сыпучем снегу и ища шапку. "-А что я тут тебе ключики подыскивать буду?" - угрожающе процедила Дрэмп , стоя на крыльце подбоченившись. "-Где твой хмырь-напарник? В лесу? Он нам хоть сегодня поспать даст? Я его , заразу , на морозе оставлю! Чтоб его грибной чирий пожрал ! Чтоб он омаслятился сам ! Мухомор чёртов!" Профессор напялил шапку прямо со снегом и подполз к крыльцу. "-Света , он не в лесу." "-А где?" "- Он на крыше." Дрэмп глядела на мужа с уничтожающим недоверием. "-На какой ещё крыше?" Григорьич с кряхтеньем и сморканием поднялся на ноги. "-Я , Свет , тут за картошечкой , это , ну , к ужину , к грибочкам.. Бонапартизм." Дрэмп устрашающе сгорбилась и подступила к профессору вплотную. "- Мне Ваш этот Бонапартизм за выходные уже во , где !!! Я что тут нанялась на Вас ишачить?! Пошли ужинать , всё на столе! А этот грибной прыщ - как хочет!" Профессор горестно оглядел дверь. "-Свет , она же не в ту сторону открывается." Дрэмп прошипела ему в самое лицо : "- Сейчас я тебя самого в другую сторону открою. Марш за стол , червяк узколобый! И не питюкай !" Григорьич поплёлся на веранду , понимая всю тщету возражений этой фуриеобразной и ожесточенной бабке.
 
Просмотры: 161
 

Комментарии: